Четверг, 22 октября 2020   Подписка на обновления  RSS  Напишите нам
Популярно
Государственные земли остались вне рынка. Почему? Кому выгодно?
7:06, 10 апреля 2020

Государственные земли остались вне рынка. Почему? Кому выгодно?


Чтобы избежать продажи толком не учтенных государственных и коммунальных земель, Украине нужно разрушить теневые схемы, которые на них паразитируют

Государственные земли остались вне рынка. Почему? Кому выгодно?

Об этом пишет Укринформ.

Нехватку голосов “за” принятие законопроекта №2178-10 “О внесении изменений в некоторые законодательные акты Украины об обороте земель сельскохозяйственного назначения” во фракции “Слуга народа” (206 депутатов) сполна компенсировала поддержка со стороны “Голоса” (13), “Европейской солидарности” (23) и группы “Доверие” (12). Еще 5 голосов дали внефракционные. Официально (как пояснили сами народные избранники) таким результатом мы обязаны достигнутым при подготовке документа ко второму чтению компромиссам и учету принципиальных правок от упомянутых политсил. Неофициально же говорят “про всякое”: в частности, и попытка пролоббировать таким образом интересы крупных агрохолдингов.

“Цена вопроса”: более 10 миллионов гектаров и потерянные миллиарды

По данным Госгеокадастра, в Украине более 10,5 миллионов гектаров государственных земель. Часть из них – земли запаса. Часть используется для нужд государственных предприятий, учреждений и организаций. Примерно 3 миллиона гектаров в последние годы передали в собственность объединенных территориальных громад. И это позволило ликвидировать хотя бы некоторые из “белых пятен” в Государственном земельном кадастре и реестрах имущественных прав. Потому что фактически два десятилетия государственные наделы в Украине должным образом не учитывались. По выводам экспертов, еще и до сих пор нет достоверных сведений о миллионы гектаров пашни, которую обрабатывают “в тени”, без контроля и уплаты налогов.

Денис Марчук
Денис Марчук

“Конечно же, и сейчас мы оперируем какими-то цифрами. Как с гордостью говорим, что “в Украине – четверть всех черноземов мира”, что мы можем похвастаться 42 миллионами гектаров земли, 10 с половиной из которых – в собственности государства, остальные – у пайщиков. На самом же деле, я убежден: если завершим инвентаризацию, окажется, что государственных земель в Украине – всего лишь чуть больше миллиона гектаров. Остальное – уже “разбазарено”, – считает заместитель председателя Всеукраинского аграрного совета Денис Марчук. Ликвидация пробелов позволит не только должным образом учитывать имеющийся земельный ресурс в масштабах страны, но и в разрезе регионов. Потому что “свежая” обобщенная информация о качественных параметрах и структуре собственности украинских земель, которой ныне пользуется Госгеокадастр, датированная 2015 годом. При таких обстоятельствах всевозможные дельцы продолжают “ловить рыбку в мутной воде”, нещадно эксплуатируя земли, которые украинцы считают своим национальным богатством.

Продажа госземель: кто выиграет от запрета

Комментируя решение парламента о запрете продажи государственных и коммунальных земель, эксперты говорят, что это – в интересах крупного агробизнеса, в частности, его “теневой” части. Как и перенос сроков старта земельного рынка для юридических лиц с ограничением в десять тысяч гектаров “в одни руки”. Поскольку это позволит дольше применять всевозможные схемы фактически бесплатного пользования огромными земельными массивами. С этим связаны и упомянутые уже проблемы наполнения Государственного земкадастра, и попытки притормозить на разных уровнях процесс передачи государственных земель вне границ населенных пунктов в собственность территориальных громад.

По информации влиятельного профильного издания “Агрополит”, основные схемы незаконного использования государственной и коммунальной земли таковы:

  1. Злоупотребление законодательной нормой о бесплатной приватизации земельных участков. Пользуясь нехваткой земли для того, чтобы обеспечить наделами всех желающих (по закону, для ведения фермерского хозяйства людям должны предоставлять участок в размере среднего пая в этой местности, иногда – до десяти гектаров), чиновники Госгеокадастра распоряжаются государственными землями сельхозназначения фактически на свое усмотрение. “Классика этой схемы такова: заинтересованный в земле “бизнесмен” договаривается с гражданами о получении земли для ее дальнейшей перепродажи – фактически за копейки – ему или подставным лицам. Чиновникам платят, чтобы они этого “не замечали”. Формально земля находится в собственности физлиц, на самом же деле контролируется организатором схемы через договор аренды на 49 лет, или вообще на основании неофициальных договоренностей”, – пишет издание. Понятно, что отложить срок узаконивания этой земли – в интересах тех, кто кому удалось провернуть такие схемы и получить право беспроблемно и фактически бесплатно обрабатывать тысячи гектаров пашни.
  2. Через заключение договоров о совместном пользовании землей. “Благодаря” такому использованию госземель местные бюджеты вообще ничего не получают. “Совместное возделывание” означает минимальную ставку арендной платы. Эксперты подчеркивают: это – классическая схема, которой пользуются при хозяйственном использовании госземель, находящихся в распоряжении Национальной академии аграрных наук и различных государственных предприятий и учреждений. Примерно половину из полумиллиона гектаров таких угодий обрабатывают по подобным схемам. И такие наделы, как правило, ни в каких реестрах не отражены. Финансовые же потери местных громад специалисты оценивают в 200-300 миллионов гривень в год.
  3. Использование договоров о социальной помощи с сельскими советами. Из-за этого местные бюджеты также несут убытки в десятки миллионов гривень. Причем, государство фактически ничего не может с этим сделать. Ведь де-юре средства якобы идут в местную казну. Де-факто же этого не происходит. Поскольку речь идет о взаимозачете: “земля в пользование в обмен на (якобы) оказанные услуги”.
Новый земельный закон: что заставляет сомневаться?

Общая позиция относительно переноса старта реформы с нынешнего октября на июль 2021 года всеми приверженцами земельной реформы (противников в этом материале оставим за скобками) воспринимается положительно: открывать земельный рынок во время карантина или сразу же по его завершении, когда экономика будет ослаблена, – крайне опасно.

В “чистоте намерений” “Голоса” относительно поэтапности внедрения земельного рынка также почти никто не сомневается. Хотя именно из-за отсрочки продажи земли юрлицам будущий рынок земли эксперты и называют “полурынком”, “нанорынком” или “квазирынком”. Поскольку до 2024 года страна не получит желаемого ресурса, который бы обеспечивал реальный экономический рост. А пайщики не будут иметь высокой цены при продаже своих наделов. Зато фермерство при разумном подходе, равенстве доступа к торгам может получить неплохой толчок для развития, не рискуя, едва встав на ноги, быть раздавленным латифундистским “катком”…

Может ли фермер противостоять латифундистам на рынке земли
Может ли фермер противостоять латифундистам на рынке земли

А вот предложенную “Европейской солидарностью” и “Доверием” норму о запрете продажи государственных и коммунальных наделов многие восприняли как попытку продлить на неопределенный срок “земельный схематоз”, к которому активно прибегают и агрохолдинги, и менее мощные “ловкачи”, почти бесплатно (за исключением разве что взяток) использующие этот колоссальный ресурс.

И стоит ли искать злой умысел в предложении запретить продажу госземли – по крайней мере, до тех пор, пока в этой сфере не наведут хоть какой-то порядок? А именно так объясняют свое предложение в “ЕС”. Может, и действительно речь идет исключительно о необходимости упорядочения и об элементарном “ответе на общественный запрос”? Ведь, несмотря на доказанный мировой практикой тезис “государство – плохой менеджер”, большинство украинцев, видимо, пока считают существование государственного земельного банка залогом сохранения национального богатства для следующих поколений. Давайте попробуем разобраться.

“Земельная” позиция “ЕС”: разворот на 180° или “коррекция”?

Политический эксперт Руслан Бортник выделил три основные причины поддержки “ЕС” земельных инициатив команды Владимира Зеленского:

  1. Позиция международных кредиторов Украины. Ведь “Европейская солидарность”, мол, тесно связана с мировыми финансовыми центрами влияния.
  2. Желание снять напряженность в отношениях с властью и уменьшить риски уголовного преследования Петра Порошенко и Ко.
  3. Личная причина. Собственные интересы Петра Алексеевича в АПК и в земельной сфере.

Примерно так оценивают ситуацию и некоторые другие политологи. При этом многие – в том числе и из вроде бы незаангажированных экспертов – называют голосование “ЕС” за открытие рынка земли “разворотом на 180 градусов”. С чем никак нельзя согласиться. Стоит только внимательно перечитать программу, с которой партия шла на выборы. Цитируем раздел 4.7 документа: “Ключевая задача реформы сельского хозяйства – решение вопроса формирования прозрачного рынка земли. (…) Земли должны быть четко разграничены в Едином государственном реестре. Они должны быть поделены на земли сельскохозяйственного назначения, государственной, коммунальной и частной собственности”.

Какие же здесь “180 градусов”? Именно необходимостью дать властям время для того, чтобы навести порядок с инвентаризацией и кадастровым учетом государственной пашни, а также завершить процесс передачи госземель, расположенных за пределами населенных пунктов, в собственность объединенных территориальных громад и объясняют свое решение представители “ЕС”.

И здесь – небольшой экскурс в нашу недалекую историю…

“Земельная” риторика экс-президента

Оснований говорить, что пятый президент и его фракция в парламенте резко изменили взгляды на открытие рынка земли в Украине, о чем-то там договорившись с командой шестого президента, действительно нет. В “ЕС“ критиковали власть, в основном, за поспешность и некоторые весьма спорные положения, которые были в документе перед первым чтением. Ко второму чтению законопроект сильно подправили. На самом же деле за время своей каденции Петр Порошенко не раз публично подчеркивал необходимость как можно скорее разблокировать земельный рынок. Хотя до отмены моратория тогда так и не дошло. Несмотря на всю риторику, ПАП не захотел, как он сам выражался, “выжимать” из парламента такие решения. Хотя при желании мог бы, что не раз демонстрировал, “прожимая”, “проталкивая” и “педалируя” другие важные для себя вопросы. Но в этом случае, как объясняют эксперты, из-за непопулярности идеи создания рынка земли среди населения тогдашний гарант просто хотел переложить ответственность на Верховную Раду. А не вышло. Потому что у парламентариев – в том числе, и у представителей БПП – были свои расчеты и резоны. В частности, и потому, что именно через БПП в парламент предыдущей каденции попало больше всего владельцев и топ-менеджеров агрохолдингов, переработчиков и трейдеров. В результате в декабре 2017-го значительная часть БПП поддержала очередное продление земельного моратория. “За” голосовали даже некоторые представители политсилы в аграрном комитете ВР. За исключением нескольких “рыночников” вроде Алексея Мушака, который, кстати, впоследствии стал советником президента Зеленского.

Земля и “люди Порошенко”

В целом же у Порошенко были все шансы ускорить реформы в земельной сфере. Судите сами: члены БПП имели абсолютное большинство в парламентском комитете по вопросам аграрной политики. Причем, эту политсилу представляли два из трех заместителей председателя (должность руководителя комитета в течение длительного времени – после назначения Тараса Кутового в апреле 2016 года министром аграрной политики и продовольствия – оставалась вакантной). Оба тесно связаны с агросферой: Александр Бакуменко (до избрания в парламент был председателем совета директоров Ассоциации “Союз птицеводов Украины”) и Григорий Заболотный (друг Порошенко, профессор Винницкого государственного агроуниверситета, экс-председатель облсовета). Трое представителей БПП возглавляли отраслевые подкомитеты: Леонид Козаченко (президент Украинской аграрной конфедерации”), Сергей Хлань (руководитель частного сельхозпредприятия “Деметра”) и Петр Юрчишин (экс-директор агропромышленного научно-производственного предприятия “Визит”). Среди “рядовых” членов аграрного комитета от БПП были такие далеко не рядовые аграрии, как Аркадий Корнацкий (председатель ОО “Селянский фронт”), Анатолий Кузьменко (до выборов – гендиректор ООО “УкрАгроКом”), Николай Кучер (экс-директор Департамента производства продукции растениеводства и животноводства ПАО “Мироновский хлебопродукт”), Федор Негой (владелец ряда агроактивов, глава ГО “Ассоциация сельскохозяйственных производителей Таврии”), Вадим Нестеренко (ранее – председатель правления Общества “Орельский объединенный элеватор”), Николай Люшняк (экс-гендиректор ООО “Золотники Агро”), Андрей Вадатурский (председатель наблюдательного совета ООО “Сельскохозяйственное предприятие “НИБУЛОН”), Валерий Давиденко (экс-советник в “Институте инновационного провайдинга Украинской академии аграрных наук), Олег Дмитренко (до победы на выборах – руководитель одного из ведущих агропроизводителей Черниговщины, ООО “Батькивщина”), Андрей Кот (экс-замдиректора ООО “Мельница Агро”).

Прибавьте к этому еще более десятка членов БПП, которые не входили в состав профильного комитета, но напрямую или через родственников и бизнес-партнеров связаны с агробизнесом, а также “заинтересованных” чиновников тех лет (к примеру, одного из главных реципиентов государственной помощи в АПК, владельца холдинга “МХП” Юрия Косюка, который был первым заместителем главы президентской администрации), и получится: вокруг Петра Алексеевича сплотилась целая армия потенциальных лоббистов сельскохозяйственной отрасли – фактически, более чем полсотни “штыков”. И Порошенко не воспользовался такими возможностями для реальной поддержки агросферы. Вот за что стоит критиковать пятого президента.

Теперь же Петр Алексеевич не имеет такого “соцветия” агролоббистов в соседних парламентских креслах. Ни один из народных избранников из фракции “ЕС”, кроме самого Порошенко и разве что Олега Синютки, который когда-то руководил СТ “Маслосоюз”, прямых интересов в агробизнесе не имеет. Правда, часть бывшей аграрной “БПП-рати” попала в эту Верховную Раду как мажоритарщики-самовыдвиженцы. Петр Юрчишин, Николай Кучер (ныне – члены депутатской группы “За будущее”), Николай Люшняк, Андрей Кот и Валерий Давиденко (члены “Доверия”) . Причем, официально с Петром Алексеевичем они вроде бы не ссорились. Конечно, где-то в глубине души они, может, и затаили обиду на “шефа”, который не взял их в списки политсилы после ребрендинга. Но недовольство быстро прошло после обнародования результатов выборов. Ведь где теперь они (в новой Верховной Раде), и где более 70 человек из “непроходимой” части избирательного списка “ЕС” (вне парламента)?..

Олексій Іванович Порошенко
Алексей Иванович Порошенко

Не секрет, что бизнес-империя Порошенко имеет множество интересов в аграрной сфере. В последние годы связанные с семьей экс-президента коммерческие структуры активно наращивали аграрные активы (говорят, направлением АПК, несмотря на почтенный возраст, занимается отец лидера “ЕС” – Алексей Иванович Порошенко). Постоянно увеличивается и земельный банк, которым распоряжается семейный холдинг “Укрпроминвест”. Речь идет о более чем 110 тысяч гектарах земли. Далеко до лидеров среди отечественных латифундистов – UkrLendFarming (владелец Олег Бахматюк) и “Кернел” Андрея Веревского, которые обрабатывают по 550-600 тысяч гектаров украинской земли. Зато ”каких-то” 10-15 тысяч гектаров не хватает, чтобы войти в ТОП-10 крупнейших землевладельцев страны, опередив “Эпицентр К” Александра и Галины Герег и HarvEast Рината Ахметова.

Вместо выводов. Наши “пять копеек” для “искателей сенсаций”

В целом же мы бы уже давно должны привыкнуть: в украинских реалиях, что каждый политик преследует, прежде всего, свой – личный, семейный, корпоративный интерес. Что бы там он ни говорил про “волю народа”, “национальные интересы” и тому подобное. И какой аргумент “за” или “против” в определенный момент возьмет верх, спрогнозировать сложно. В их мозгах же не покопаешься. Так стоит ли при таких обстоятельствах рисовать в воображении “вселенских злодеев” или наоборот – “благородных разбойников Ленин-Гудов”, которые будут забирать землю у богатых и отдавать ее бедным? И стоит ли зацикливаться на поиске и раскрытии заговоров?..

Подтверждением или опровержением тезиса о том, что “они там спелись”, будут следующие голосования по резонансным законопроектам. Причем, это будет касаться уже посткоранавирусных времен. Потому что голосование за “спасительные” документы в условиях карантина такой “лакмусовой бумажкой” быть не могут. Сейчас же просто стоит “намотать” изложенные факты и оценки “на ус”. И думать над тем, как имплементировать принятый земельный закон (нравится нам или нет его окончательный вариант), с как можно большей пользой для страны и украинцев. И не “профукать”, как это часто бывает, ни год и три месяца, остающиеся до старта первого этапа реформы, ни почти три с половиной года, до начала второго. Надо наконец навести порядок в сфере государственного и муниципального землевладения. Чтобы и всяческие “схемы”, которые в этой области господствуют, ликвидировать, и тем, кто на них наживается, по мордам дать, и обеспечить (опять вспомним одного из самых известных в истории “разбойников”) “учет и контроль”.

Тем более, что по информации источников в парламенте, уже готов отдельный законопроект по регулированию отношений в сфере государственной и коммунальной собственности на землю, которым, среди прочего, могут определить предпосылки для возможного начала продаж таких наделов в будущем. Но речь пойдет, очевидно, о более отдаленной перспективе – не ранее 2028-2030 годов

Поделиться:

Добавить комментарий

© 2017 - 2020 Новости Запорожья и области. Лента свежих Запорожских новостей – AngolenkoNews